• Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
  • Журналистика КГУ
На Главную Творчество студентов "Фотоаппарат и объектив - это самые обыкновенные инструменты"
"Фотоаппарат и объектив - это самые обыкновенные инструменты"
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Тексты студентов
Автор: Марина Бурнашова и Лилия Тильняк   
14.11.2014 00:21

Александр Алпаткин – личность известная, о нём пишут многие. Вот, к примеру, выдержка из материала Марины Пономарёвой, корреспондента газеты «Аргументы и факты – Челябинск» 2002 года:

«Саша как-то обмолвился, что стал фотожурналистом из-за ошибки, допущенной его семьёй: «Папа подарил мне фотоаппарат». Как мальчик ответственный, Алпаткин решил агрегат не забрасывать куда подальше, а освоить. И записался в фотокружок при Дворце пионеров. Но этого ему показалось мало, и через несколько лет Саша поехал в Башкирию, поступил в училище, где «учили на фотографа». Жаль, университетов, где учат на фотографов, в стране не нашлось. Пришлось Алпаткину отправляться в Екатеринбург, на «простой» факультет журналистики УрГУ. Но на последнем курсе он «оторвался» – написал дипломную работу, посвящённую оформлению газеты (если вы не знали, фотоиллюстрации в этом деле играют огромную роль). Декан факультета, ознакомившись с эпохальным трудом Саши, задумчиво произнёс: «Похоже, нам пора открывать новое направление: Вы не возражаете, Александр Юрьевич, если Ваш диплом будет в этих целях использован?» В общем, подложил господин Алпаткин свинью будущим студентам».

За плечами у Александра Юрьевича – работа в газетах «Машиностроитель» и «Молодой Ленинец». С 1993 года и по сей день Алпаткин снимает для газеты «Курган и курганцы», где возглавляет отдел фотоиллюстраций. Отношения с коллегами по цеху фотокорреспондентов – Леонидом Архиповым и Ксенией Майтама – отличаются взаимным обучением.

– С Леонидом Юрьевичем работаем очень долго, – вспоминает Александр Алпаткин. – Самое смешное, что я ходил учеником к нему, когда он работал в газете «Молодой ленинец». Я в то время оканчивал школу и приносил ему свои фотокарточки, чтобы он публиковал их в газете.

Ксения Майтама, в свою очередь, является ученицей Александра Юрьевича.

В числе достижений Алпаткина – диплом I степени в номинации «Пресс-фотография» за серию «Родина детства» на Международном фестивале «Волжское Биеннале – 2010», диплом XV Всероссийского фестиваля-семинара «Православие на телевидении, радио и в печати» за слайд-фильм «Просвет» и фоторепортаж «Празднование Благовещения в Боровском женском монастыре». Фотограф удостоен 2 места в номинации «Портрет» на Международном конкурсе фотографии «Germanartweek», награды в четырёх номинациях конкурса «Russian Photo Week». В копилке результатов творческой деятельности есть портреты и жанровые композиции, включенные в каталог конкурса «Лучшие фотографии России-2008», звания лауреата городской премии «Признание» за 2004 год и лучшего фотокорреспондента Уральского Федерального округа за 2006 год. В 2008 году присудили звание лучшего фотографа Курганской области.  Кроме этого, Александр Алпаткин – член Союза фотохудожников России и Союза журналистов.

Сам фотограф не перестаёт восхищаться своей профессией:

– У меня уникальная ситуация, я занимаюсь любимым делом, и мне ещё за это деньги платят!

Несмотря на то, что Александр Юрьевич работает в коллективе, в творчестве волен решать в свою пользу, тем не менее, с непосредственным начальством дружит вот уже два десятка лет.

– С редактором нельзя идти вразрез, на то он и редактор. Я, конечно, могу на чём-то слегка настоять, но последнее слово всё равно за ним. Другое дело, что я могу более аргументировано защитить свою точку зрения по поводу какого-то иллюстративного материала. Когда-то получается убедить, когда-то нет.  А вообще я уже заранее в курсе того, что должно быть в номере, а что точно не пойдёт.

Каждый рабочий день Александр Алпаткин начинает со слов: «Ну, может быть, в этот раз всё будет хорошо, может быть, сейчас всё получится…» Но, как сам признаётся, такой настрой не помогает, и, когда приходит домой после работы, понимает, что в этот раз всё было как обычно.

– А в чём причина? Вам не нравятся ваши снимки?

– Нет, мне не нравится, как проходят все наши мероприятия в городе. Когда я понимаю, что не снял то, что можно было снять и довольно удачно, я сержусь только на самого себя: «Ты не досмотрел, не додумал, не предусмотрел, взял не тот объектив, пропустил удачный момент…» Иногда я сам себе ставлю сложные задачи, но никому об этом не говорю, чтобы мне после съёмки не сказали: «Ты говорил, что снимешь так, а снял совсем не так». Например, на праздник масленицы в этом году,  я взял с собой только один объектив «рыбий глаз». Больше не взял ничего специально – такую себе задачу контрольную поставил. Выкрутился, конечно,  нормально, потому что сразу в голове возник определённый тип съёмки, сразу по-другому начал думать во время постановки кадра, соответственно, по-другому  искал сюжеты, которые можно снять таким объективом.

По мнению Алпаткина, фотоаппарат и объектив – это самые обыкновенные инструменты, как топор и молоток. А чтобы выполнить какую-то задачу, инструменты необходимо суметь правильно подобрать. Помимо этого, организация мероприятия не должна влиять на фотографа, потому что он должен заниматься своим делом в любых условиях.

– Фотограф может и красиво всё преподнести, и испортить всё, – уверяет Александр Юрьевич.

– Как Вы относитесь к экспериментам в фотографии?

– Я такой консерватор, что лучше меня об этом не спрашивать. Главное, чтобы это было сделано со знанием, со вкусом, с учётом композиции и света.

Александр Алпаткин добавляет, что он человек вменяемый: не поёт, не танцует, не пишет ни картин, ни стихов. А на вопрос «Вы технарь или гуманитарий?» отвечает абстрактно:

– Фотография изначально была привилегией людей технического склада, потому что нужно было знать весь механизм процесса, химию, оптику, физику. Но само изображение, конечное, оно, естественно, показывает фотографа как гуманитария.

– Бытует мнение, что в снимки  фотограф закладывает нечто большее, чем просто сюжет. Относится ли это к Вам?

– Искать философский смысл в своих фотографиях мне не приходится, да и не хочется. Я лучше оставлю это занятие искусствоведам.  Я не могу сказать, что я что-то высокодуховное вкладываю в свои фотографии.  Я как газетный фотограф хочу только, чтобы кадр был всегда эмоциональный, наиболее понятный зрителю.

Алпаткин – человек конкретный. Как бы то ни было, когда фотограф снимает, он волей или неволей выражает свои ощущения, мысли, сиюминутные настроения через кадр, он проецирует своё внутреннее состояние на окружающую его действительность. Про свою любимую серию работ «Условные рефлексы» Александр Юрьевич рассказывает с особым трепетом:

– Я три месяца пытался сделать эту серию фотографий. Сделал, но, может, даже ещё не до конца. Вот здесь я захотел показать своё отношение. Снимки здесь не репортажные, они выстроены по-особому, предметы подобраны. Изначально серия «Условные рефлексы» задумывалась как слайд-фильм в сопровождении звуков быта. Это не должна была быть просто серия из десяти фотографий. Но вот что-то как-то застопорилось у меня со съёмкой. Это такая вещь, которую можно постоянно дорабатывать.

Но пока Александр Алпаткин не находит времени на усовершенствование своих работ. Впрочем, как и на съёмку плёночным фотоаппаратом.

– На плёнку я сейчас не снимаю, к сожалению, хотя даже специально фотоаппарат купил год назад. Так теперь он у меня и лежит, как ностальгия по плёночным делам. Плёнка – это совсем другая субстанция, другой ритм, другое движение – всё другое. Плёнка требует протяжённости во времени, какой-то осмысленности. Если ты сейчас, в эту эпоху, начал снимать на плёнку, это должен быть какой-то глубоко осознанный выбор.

Александр Юрьевич радикально изменять себя не готов, чего не скажешь о выполнении сложных задач и даже спора – это дело чести. Вот, к примеру, усы Алпаткин носит ещё со школы, говорит, девчонкам нравится. Хотя признаётся, что приходилось и на спор сбривать. Но все давно привыкли к образу фотографа с усами, что он уже и не представляется другим.

О своей семье Александр Алпаткин говорит с иронией:

– Семья у меня нормальная, сын барабанщик, теперь в Санкт-Петербурге барабанит, вот только папаша им достался какой-то не такой, который всё время на работе. Представьте, муж в половину пятого утра садится в машину и едет совершенно спонтанно в неизвестном направлении, за город… снимать пень. Ну, кому это понравится!

Не так давно у дочери фотографа Маши Алпаткиной была открыта собственная выставка фотографий. Александр Юрьевич уверяет, что заранее об этом ничего не знал:

– Она человек вменяемый, взрослый, сама решила, устроила выставку. Для меня это была такая же неожиданность, как и для вас. Я думаю, что человек волен заниматься всем, что не противозаконно. Я вижу в этом только плюс. Если она захочет пойти на курсы токарей, и это как-то поможет ей в жизни, то почему бы и нет. Я вот уже много чего поделал.

– Чем фотография Вам помогает в жизни?

– Отвлекаться от жизненных гадостей. Но запечатлевать эти жизненные гадости тоже приходится, что здесь сделаешь – работа такая.

Александр Алпаткин добился уважения не только в родном регионе, но и в других городах России. Однако в большинстве фотоконкурсов видит себя только соучастником. В ближайших планах на будущее у фотографа – победа на серьёзном конкурсе.

– Конечно, это не жажда наживы, –  говорит Александр Юрьевич. – Но ведь любой профессионал хочет подтверждения своего профессионализма, поэтому хочется знать, что ты движешься правильно.

– Напоследок – вопрос на засыпку. Охарактеризуйте себя тремя словами.

– Не, ну вы даёте, конечно! – после долгого молчания отвечает Алпаткин. – Наверное, я занудный. Очень придирчив к своим и чужим снимкам. Но раньше я был на подъём повеселее. Я столько всего насмотрелся, что порой думаю – то ли я совсем ничего не понимаю, то ли это что-то возрастное. Получается, я занудный фотограф. Да лучше у других спрашивать о моих качествах. Ксюха, назови три прилагательных, которые бы меня характеризовали как человека, – обращается фотограф к коллеге.

– Сложный, неоднозначный, – добавляет Ксения Майтама. – Кажетесь со стороны, если вас не знать, очень холодным человеком. А если вас знать… (смеется).

– То я тёпленький, да? - подхватывает Алпаткин. 


  • Вконтакте
  • Facebook
 

Авторизация



Кто на сайте

Сейчас 97 гостей онлайн

Мы в Сети

 

Facebook Image